Блоги
offline
372   8   0   0

Трофей для солдата - "женщина утешения"

Трофей для солдата - "женщина утешения"
Всего фото в этом сете: 7


У меня вызывает недоумение мнение людей, вещающих с экрана телевизора или по радио о тысячах, изнасилованных советскими солдатами, немках. Признаю, отдельные случаи имели место быть, ибо такая многомиллионная масса здоровых мужчин не могла вовсе не реагировать на женский пол. Но характера массовости это явление не носило, более того - за него полагался трибунал.
Другое дело - Квантунская Армия, для которой на оккупированных территориях специально строили бордели, куда силой сгоняли местных девушек. Токио долгое время не признавал этого факта, но 26 декабря 2015 г. Япония почувствовала «глубокую ответственность». Да-да, именно это заявил глава МИД Японии Фумио Кисида.

Все началось в 1932 году, когда в руки заместителя начальника штаба Шанхайской экспедиционной армии Ясудзи Окамура (рис 2) попали материалы военных преступлений японских военнослужащих. Среди них были материалы, свидетельствующие о 232 случаях изнасилований солдатами китаянок и маньчжурок. На самом деле эту цифру можно было смело умножать на десять.

Судьба населения оккупированных территорий не волновала японского генерала, однако он прекрасно знал, что сексуальное насилие, убийства и мародерство морально разлагает армию, делает ее менее боеспособной. Кроме того, венерические болезни, которыми жертвы иногда «награждали» своих «освободителей» вносили существенную лепту в число «не боевых потерь». Имея аналитический склад ума, Окамура понял, что обозначенная проблема может превратиться в мощный стимул антияпонского сопротивления. Кроме того, японский генерал понимал, что одну и ту же жертву насилуют, как правило, группой, что может обернуться вспышкой венерических заболеваний в частях.

Все эти доводы Окамура изложил в рапорте на имя командующего для обоснования предложения по созданию борделей для солдат и офицеров. Причем, сам генерал назвал их в стиле поэзии хокку - «станциями утешения». Женщин для работы на станциях планировалось набирать в самой Японии, чтобы военные в борделе могли полностью расслабиться, воображая себя самураем в гостях у гейши. Командование одобрило проект Окамуры, и в том же 1932 году в префектуре Нагасаки была завербована первая партия женщин для работы на «станции утешения» в Шанхае.

Устройство подобных заведений сами военнослужащие восприняли на «ура». Вот только количество проституток было несоизмеримо меньше количества желающих «отдохнуть». Потому клиентами первых «станций утешения» стали, в основном, офицеры. Солдаты же были вынуждены довольствоваться редкими визитами, а то и вовсе оказывались «вне игры». Потому случаи сексуального насилия местных женщин продолжались.

Катализатором стремительного роста борделей для нужд Квантунской Армии стали массовые изнасилования, произведенные солдатами после захвата Шанхая и Нанкина в 1937 году. Командование осознало, что существующее количество борделей не снимает напряжения у их подчиненных, и в 1938 году их число стало быстро увеличиваться.

Но официально японское правительство и военное министерство старались дистанцироваться от порочной практики. Потому полномочия по создания борделей были переданы в частные руки. Но что-то и осталось под военным ведомством. Таким образом, «станции утешения» были разделены на три категории. В первую входили бордели под прямым управлением японского военного командования. Это были элитные учреждения, где работали смазливые молодые японки, клиентами которых были лишь старшие офицеры.

Вторая – самая многочисленная категория, это бордели, де-юре принадлежавшие частным лицам. Ими владели, приближенные к старшим офицерам, лица. Поставку «живого товара» в них осуществляли, как они сами, так и военные. А вот проведение еженедельного медицинского осмотра проституток целиком контролировали армейские врачи. Потому как эти станции предназначались исключительно для военных. В случае выявления сифилиса – самого опасного на тот момент венерического заболевания, девушек лечили мышьякосодержащим лекарством Сальварсаном, именуемым как «препарат 606». Этим же лекарством, но в повышенных дозах, медики избавляли девушек и от беременности. Плод просто не выдерживал агрессивного химиката и умирал в утробе. После чего забеременеть вновь не представлялось возможным. В случае, если матка женщины не отторгала плод, женщина могла умереть от сепсиса.

И все равно потребность в «станциях утешения» была настолько велика, что их число продолжало увеличиваться. Женщины из Японии, даже из сельской местности, не очень жаждали ехать в Китай или Корею для работы проституткой. Кроме того, они могли потребовать от работодателя каких-то элементарных условий труда и отстаивать свои интересы. Потому уже довольно скоро, основными работницами «станций утешения» стали девушки с оккупированных территорий.

Женщин часто привозили из лагерей для интернированных. Также на оккупированных территориях публиковались объявления о приёме на работу молодых женщин. Вербовщиками практиковался метод покупки дочерей у бедных родителей для работы «санитаркой особого типа на фронте». Какую на самом деле они должны были делать работу никто не объявлял. Уже на месте девушку ставили перед фактом, давая пару дней на обучение профессии. После чего она должна была выполнять план - «обслуживать» 30 солдат и офицеров в сутки.

Наконец, третья категория «станций утешения» - сугубо частные заведения, в которых при наличии денег и желания могли «обслужить», как военного, так и гражданского клиента. По разным оценкам всего через «станции утешения» прошли от 50 до 300 тысяч молодых женщин. Хотя оценки количества сексуальных рабынь варьируются от 20 тысяч (Япония) до 410 тысяч (КНР).

15-летняя уроженка города Моджогеданг с острова Ява Ваинем Моахи была увезена из дома для работы на ткацкой фабрике. Но кроме этой работы она была обязана не сопротивляться «желаниям», приходивших прямо в мастерские, солдат. Иногда Ваинем и ее подруг насиловали прямо на рабочем месте, но в большинстве случаев солдаты уводили их к себе в казармы.

Другая девушка Явы Мардия Кхетай на момент прихода японцев уже была замужем. Но это не спасло ее от позорной участи. Японский капрал забрал женщину из поселка под предлогом стирки одежды. Он выделил Мардие небольшую лачугу, где она и делала свою работу. Помимо которой капрал или его приятели заставляли ее заниматься с ними сексом. Вскоре она забеременела. Чтобы не рожать японского ребенка, девушка стала таскать корзину с камнями: «Когда я увидела кровотечение, то почувствовала облегчение. Судьба пощадила меня и спасла от позора, поскольку мне уже не нужно было рожать японского ребенка». В конце войны Мардие удалось бежать при перевозке. Своего мужа она больше не видела.

С началом отступлений японцев в 1943-45 годах, они предпочитали расстреливать сексуальных рабынь, дабы не оставлять улик преступлений. Потому после войны в Японии прошел показательный процесс только над 11 офицерами, которых обвинили в нарушении циркуляра содержать в борделях лишь вольнонаемных женщин.

В послевоенной Японии факт принудительной проституции, нехотя признавали (доказательства уж были железные), но предпочитали о нем не вспоминать. Впрочем, в 2011 году мэр Осаки и видный японский политик Тору Хасимото, возглавляющий "Партию реставрации Японии", однозначно оправдывал такое явление: "Массовое принуждение к проституции во время Второй мировой войны было необходимой мерой... Для солдат, которые рисковали своей жизнью в ситуации, когда пули вокруг были как дождь и ветер, был необходим отдых. Система женщин для утешения была необходимостью. Это понятно любому". Хотя другие официальные лица поспешили уверить, что это частное мнение, в самой Японии многие одобрительно восприняли слова Хасимото.

И вот, в ноябре 2015 г. премьер-министр Японии Синдзо Абэ, выступая в Сеуле на пресс-конференции, заявил: "В нынешнем году исполнилось 50 лет с момента нормализации южнокорейско-японских отношений. Учитывая это, мы договорились ускорить переговоры, направленные на скорейшее решение проблемы "женщин для утешения". Однако, переговоры шли тяжело. Японцы с трудом признавали собственные грехи. Две встречи - в ноябре и декабре 2015 г., посвященные этому вопросу, завершились провалом. Сеул настаивал на принесении ему извинений от имени правительства Японии и выплате компенсаций. Токио полагал, что все вопросы между двумя странами были улажены договором от 1965 года о нормализации отношений и компенсации уже выплачены.

Однако, обе страны были вынуждены сесть за стол переговоров в третий раз под нажимом их "лучшего друга" - США. В эпоху роста напряженности между КНР и США, последние стремятся исключить разногласия в стане своих азиатских союзников. И, надо отметить, что у американцев это получилось. 26 декабря 2015 г. Япония признала ответственность за сексуальную эксплуатацию корейских женщин в годы войны. Вот только формулировка заявления по-восточному неопределенна. Хотя ранее премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что «еще раз выражает свои сердечные извинения и сожаления тем, кто в качестве «женщин утешения», пострадал психологически и физически», то по результатам последних переговоров глава МИД Японии Фумио Кисида сказал, что чувствует «глубокую ответственность» за сексуальную эксплуатацию корейских женщин в годы Второй мировой войны. Хорошо, что японцы согласились на создание специального фонда помощи бывшим секс-рабыням. Предполагается, что размер ежегодного финансирования фонда компенсации для жертв принудительной проституции составит около 8,3 миллиона долларов. Правда, в живых бывших "женщин утешения" осталось всего ничего - 47 человек, а их средний возраст - 90 лет. Но лучше поздно - чем никогда







Читать все комментарии (8)